watermelon83: (гиф)
- 1812-14 гг.

Все эти рисунки (и тексты к ним) придумал создатель совершенно забытых ныне русских супер-героев (ратника Гвоздило и ополченца Долбило), скульптор и художник Иван Иванович Теребёнов, автор нескольких серий патриотических карикатур и агиток. Хотя сам художник не был отмечен благодарным Отечеством (несмотря на широкое распространение своих трудов) и умер за полгода до Ватерлоо, нельзя не отметить таланта Иван Ивановича. Многие его зарисовки (те, что не предназначались для простонародья) отлично смотрятся и сейчас, ничуть не теряя из-за двухвековой разницы между нами.
В общем, такие работы можно назвать пропагандой за которую не стыдно потом. Умели раньше делать.
Мне так это понравилось, что я даже напечатал текст карикатур, чтобы вы не ломали глаза и яти. Орфография и грамматика по возможности сохранены, равно как и дух времени.

...

Действие пьесы разворачивается с 12 февраля по 24 марта 1814 г., незадолго до капитуляции Франции в войне с Шестой коалицией. Герой пьесы, полковник жандармерии Мишель де Шаброль, русский разведчик, получает задание выяснить, кто из высших руководителей Первой империи ведет сепаратные переговоры о перемирии с Австрией и Англией.
Работа Шаброля вызывает подозрения у Савари. Начальнику тайной полиции кажется, что Шаброль имеет какое-то отношение к крупным неудачам при Трафальгаре и Лейпциге. Савари приказывает провести в отношении Шаброля негласную проверку.
Во время сражения при Лаоне прусскими ядрами разрушена карета, в которой жили связные Шаброля - бродячие артисты семья Клеман. Мсье Клеман гибнет, а его беременная жена без сознания попадает в один из госпиталей Парижа, где во время родов кричит по-русски и матерно. Ее немедленно арестовывают люди парижского префекта полиции.
В это время Шабролю удается выяснить, что переговоры с союзниками действительно ведутся, и их инициатором является министр иностранных дел Арман де Коленкур. Сам Шаброль по поручению своего прямого начальства участвует в их обеспечении. Передать сведения в царскую ставку Шаброль поручает двум антибонапартистски настроенным французам: роялисту кюре Шарби и конституционалисту академику Прежану, брату одного из руководителей республиканского подполья. Пользуясь своим служебным положением, Шаброль переправляет их через французские аванпосты.
Шарби удается благополучно добраться до передовых отрядов армии Блюхера и выполнить свое задание. Прежан по рассеянности забывает спрятать ценные вещи и умирает, насквозь проткнутый казацкой пикой. Пытаясь сорвать ведущиеся переговоры, Шаброль решает пойти ва-банк и сообщает Жозефу Бонапарту о "тайном сговоре за спиной у императора".
Тем временем, в руки парижского префекта полиции Паскье попадают серьезные улики, указывающие на Шаброля как на царского шпиона. Шаброль вступает в психологическую дуэль с Паскье, стремясь избежать провала. Ему удается убедить префекта в том, что он бонапартист. Префект дает Шабролю понять, что заинтересован в нем - и сейчас, и после войны, когда наступит время разобраться с предателями. В эти дни, воспользовавшись алкоголизмом приставленных к ней агентов, из госпиталя бежит вдова Клеман. Шабролю удается переправить ее в Швейцарию, где она впоследствии открывает гостиницу.
Обращение к Жозефу дает результат - переговоры сорваны, Коленкур отозван в Париж. Шаброль уезжает в Италию, убедив по пути маршала Ожеро не защищать Лион.


...

На шкафу бюсты Нерона, Кромвеля, Пугачева (!) и Макиавелли. Под бюстом Кромвеля банка с отмороженными в России носами и ушами непобедимой армии; под бюстом Макиавелли привезенные из Египта останки французской армии. Внизу валяются модели транспортных судов Булонской экспедиции для высадки в Англию.
На Бонапарте: лицемерие, высокомерие, честолюбие и безбожие, ложь, лесть и клевета. На шее щастье, на руках грабительство и присвоение, в животе контрибуции. Ноги - конскрипция, налоги и подати. Сабля - насильство, статуя императора попирает человечество, рядом бежит заяц - надежное средство в неудачах.



Read more... )
watermelon83: (pc)
- запишу, чтобы не забыть помнили пользуясь моим блогирским правом субботы, себе на будущее.

p175i257c4gtu1un2om3je79241

Существует множество общепринятых исторических истин, настолько укоренившихся (в отдельных странах, например), что вытащить их на свет Божий практически нереально. Например, -

1) Известный тезис о том, что наполеоновская Европа, в отличие от гитлеровской, была-де прекрасно работающим механизмом, верно служа императору до тех пор, пока внешние факторы не разрушили ее. Как правило, это сомнительное (но все еще достаточно распространенное утверждение) опирается еще и на сравнение личностей Наполеона и Гитлера, сравнение в котором последний безусловно проигрывает.

Между тем, достаточно лишь немного проснуться, отойдя от бонапартистских грез и, протерев глаза, спросить: а где, собственно говоря, эта прекрасно работающая система Наполеона? Если посмотреть на карьеру генерала - первого консула - императора, то можно убедиться, что всю свою жизнь Бонапарт занимался подавлением восстаний.

Read more... )
watermelon83: (грусть)
- революционная и наполеоновская эпохи (1789-1815). Предыдущая часть, вместе с Амьенским миром, лежит тут.

Товарищ первый консул, любимец женщин и сладкоежек мужчин!
Napoleon_mauzaisse-1833

Был ли Наполеон тортом, простите, не удержался хорошим правителем? Его роль в посткоролевской Франции немного напоминала ситуацию, в которой уничтоженное (глобальным катаклизмом или ядерной войной) общество возглавляет сильный и харизматичный лидер, не знающий как пишется, но хорошо представляющий как выговаривается. Иначе говоря, практичность (прагматичность) Наполеона во внутренней политике была безусловным благом в первые годы его консульства и империи.
Впоследствии, ей (прагматической внутренней политике) предстояло выродиться в простое продолжение (приспособление) военной стратегии Бонапарта. Иначе говоря, в новом французском государстве Наполеон-военный ставил задачи Наполеону-политику, а не наоборот. Положение немыслимое в пресловутой милитаристической Пруссии, якобы вылупившейся из пушечного ядра.
Это (французское) выражение, хорошо освещающее характерную для сплава франков и галлов неспособность понимать чужие народы, как никакое лучше описывало завершенную (идеальную) структуру наполеоновской империи: милитаризированного государства, где общественные институты играли лишь прикладную роль, а политика служила планам будущих кампаний. Осознавал ли это сам Бонапарт, периодически искренне удивлявшийся ненависти к нему со стороны европейских стран и народов (я всегда лишь обороняюсь!) - вопрос вторичный.
Его идеал - первый вариант Священной Римской империи - т.н. Западная империя Карла Великого, подразумевал стремление к универсальности и экспансии. Вместо Библии колонны французской пехоты несли на своих штыках наполеоновский Гражданский кодекс, но на этом сходство заканчивалось. Французские школьники напрасно зубрили историю Каролингов - с годами, линия поведения их государства стала намного ближе к паразитической стратегии Тамерлана, нежели объединительным и оборонительным усилиям императора франков.

Read more... )
watermelon83: (гиф)
- революционная и наполеоновская эпохи (1789-1815). Предыдущая часть, вместе с генералом Дезе, лежит туть.

На земле два могучих народа
Борьбу за господство ведут.
Под угрозой всех наций свобода,
Трезубцы сверкают, и молнии жгут.

Золотом ценность всех стран измеряют,
И, как Бренн во тьме веков,
На весы справедливости франк дерзко бросает
Славную шпагу отцов.

Флот простирают свой бритты.
Как спрут своих щупальцев сеть,
И безбрежную зыбь Амфитриты
Хотят замкнуть, словно клеть.

800px-Caricature_gillray_plumpudding

Лондон, Париж, Петербург
Неплохое сотрудничество между англичанами и русскими, начавшееся еще с печальной памяти времен Ивана Грозного, расстроилось при царе Алексее и его сыне Петре, создавшем Российскую империю. После этого, в течении долгого времени англо-русские отношения носили сдержано-холодный характер: стороны друг друга не любили и не очень-то друг дружке доверяли. Тем не менее, для тогдашнего Лондона торговля с Россией имела много больше значение нежели в последующем; Санкт-Петербург же и вовсе был в стратегическом партнерстве с Веной, посредством чего, косвенным образом, поддерживал и англичан в их глобальном противостоянии Франции. Случайная комбинация (т.е. не зависящая от усилий русской или французской дипломатии) Семилетней войны, когда Париж и Петербург оказались в одной упряжке против Лондона и Берлина, не привела к перерастанию войны из холодной в горячую - русские тогда так и не скрестили шпаги с британцами.

Read more... )
watermelon83: (гиф)
- революционная и наполеоновская эпохи (1789-1815). Предыдущая часть, вместе с завоеваниями революции, лежит тут.

Говорили пушки басом,
Гром военный грохотал,
Генерал и первый консул
Немцу перцу задавал!

Lejeune_-_Bataille_de_Marengo

Старый враг для новых драк
Покуда англо-австрийские стратеги размышляли над судьбой похода 1799 г., подсчитывая успехи и неудачи - поражение в Голландии, относительный успех на Рейне, почти полная победа в Италии и Восточном Средиземноморье - Бонапарт занялся подготовкой ответного удара. Он мог быть покоен насчет общественного мнения Франции - провал изначально обреченных на неудачу консульских дипломатических инициатив убедил французов в том, что альтернативы еще одной военной кампании не существует. От Наполеона зависело, чтобы она приобрела решительный и переломный характер.
Для этого у французской армии было все: прилив союзников, характеризующий почти весь 1799 г., явственно сменился отливом, после того как генералу Массена удалось удержать занимавшую по отношению к европейскому фронту центральную позицию Швейцарию. Фактический выход из войны России, убравшей свои войска из Северной и Южной Европы, давал французам дополнительные преимущества. Двести тысяч новых рекрутов, влитых в ряды республиканских армий, гарантировали, что преимущество больших батальонов будет на правильной стороне.

В начале 1800 г. линия фронта простиралась от Рейна до Генуи, где австрийцы фон Меласа не только побили швейцарского героя Массена, но и сумели разделить остатки тамошней французской армии на две части: половина ее умирала от голода в осажденной Генуе, другая безуспешно пыталась остановить немцев на старой королевской границе. Казалось, что еще недолго и война окончательно перенесется в Южную Францию.
Положение в Германии, где французам под командованием осторожного Моро удалось прочно закрепиться на левом берегу Рейна, обстояло лучше - благо галлы теперь обладали на этом участке и численным превосходством. На севере же, в колебавшихся между Батавией и Голландией Нидерландах, война и вовсе закончилась, после того англичане и русские бесславно эвакуировались. Освободившиеся французские войска устремились к Дижону, располагавшемуся одинаково удобно для выступления и в Германию, и в Италию.

Read more... )
watermelon83: (гиф)
- революционная и наполеоновская эпохи (1789-1815). Предыдущая часть, вместе с Египетской экспедицией, лежит тут.

europe1799

Короли наносят ответный удар
Война Второй коалиции считается, как правило, более опасной для Франции: сильнее противники, больше угроза. Но так ли это? Да, союзники обогатились действительно ценным приобретением - русскими войсками, под водительством самого Суворова - но в остальном их положение никак нельзя назвать более выигрышным по сравнению с 1792-95 гг. Тогда на французов наступали войска Пруссии, Австрии, Англии, Испании, итальянских государств, а в распоряжении Парижа был лишь осколок прежней королевской армии, переживавшей процесс распада и перерождения. Ретроспективно мы знаем, что у революционеров получилось и против небольших наемных контингентов европейских монархий зашагали огромные (и постоянно пополнявшиеся) французские армии. Можно обсуждать вопрос о том был ли успех этой военной реформы неизбежным, но очевидно, что какое-то время судьба Франции (пусть и наружно) буквально висела на волоске.

Что же изменилось теперь? Против Парижа вышли все те же наемные европейские армии, правда, теперь в значительно меньшем количестве. По сути, кроме вынужденно враждебной Англии, на войну с безбожными узурпаторами и убийцами в Европе двинулись только овеянные славой прежних веков солдаты в белом императора Франца и солдаты в зеленом императора Павла I, дорвавшегося до власти и остро желавшего повести - наконец-то! - свою политику. Фактически, военные цели коалиции носили столь же оппортунистический характер, что и внешняя политика стран-участниц этого союза. Вступив в войну - требовалось воевать, но теперь никто и не мечтал о скорой победе и парижском параде. Надежды союзников не уносились далее перспектив изгнать французов из занятых ими земель, после чего внутренний переворот избавил бы коалицию от кошмарной перспективы войны в самой Франции. В конце-концов, почему они должны были заходить далее нежели великий союз эпохи Людовика XIV?

Read more... )
watermelon83: (гиф)
- революционная и наполеоновская эпохи (1789-1815). Предыдущая часть, вместе с итальянцами, лежит тут.



Победа в Италии
Между тем, фельдмаршал Альвинци вновь готовился выступить в поход. Пожалуй, австрийцы поступили бы мудрее, если бы не стали вручать спешно собранную армию в руки уже побитого Бонапартом полководца, а вместо того - вызвали бы из Германии эрцгерцога Карла, дав ему в распоряжение солидные силы. Но, многократно увеличившийся гарнизон Мантуи (фактически, речь шла об окруженной армии) приковывал к себе все внимание гофкригсрата - бездушные аристократы и феодалы, пьющие народную кровь, не могли позволить себе бесславно потерять солдат, запертых в крепости. Храбрецов в белом выкашивали болезни - к новому 1797 г. в Мантуе оставалось менее 10 т. боеспособных солдат (из двух десятков тысяч) и каждый день из строя выбывало до сотни других. Совершенно точно рассчитать когда наступит конец мог любой венский школяр.
Поэтому спешно собранные войска Альвинци вновь устремились к злополучной крепости. Австрийский фельдмаршал повел в бой менее 30 т. солдат, среди которых были и меткие тирольские стрелки (французы грозились не брать их в плен), и лучшие люди города Вены, со знаменем вышитым ручками самой императрицы. К сожалению, вся операция носила отчаянно-импровизированный характер: фактически, войска императора Франца должны были повторить уже провалившийся замысел, только в худших условиях.
Наполеон, который использовал создавшуюся передышку для того, чтобы пополнить французские ряды северо-итальянской сволочью, достаточно спокойно поджидал новой деблокирующей операции своего неповоротливого врага. Он уже предвкушал те возможности, которые подарит ему австрийская армия: пусть черепаха высунет голову! Были забыты и неприятности с женой (та, долгое время пребывая в обществе нового любовника, никак не могла выбраться из Парижа к мужу), и правительством (Директория хотела было разделить его армию, но была умащена еще более щедрыми подношениями). Не хватало только новых резервов, они буквально сгорали на германском фронте и до молодого генерала доходили лишь жалкие остатки.

Read more... )
watermelon83: (гиф)
- революционная и наполеоновская эпохи (1789-1815). Предыдущая часть, вместе с идеалами революции, лежит тут.

Некоторые особенности личной жизни Барраса и семейной - Бонапарта


Кто такой синьор Буонапарте?
Настало время рассмотреть личность, которая займет в нашей истории так много места, попристальнее. Первое, что следует уяснить, рассуждая о жизни величайшего французского полководца - он был итальянцем. Его предки, сторонники Священной Римской империи, родом из Флоренции, бежали от мести своих горячих итальянских политических противников и укрылись на Корсике еще в первой половине 16 века. Принадлежащий генуэзцам диковатый остров стал прибежищем для нескольких поколений дворянского рода Буонапарте, ведущих к концу 18 века уже вполне буржуазную жизнь. После того Корсика, в середине просвещенного столетия, фактически получила независимость, изгнав своих апеннинских хозяев, семейство Боунапарте пошло в гору: его отец получил неплохое место в непризнанном никем государстве. Когда же генуэзцы продали остров французам и те, после небольшого сражения, вступили в права собственности, то отец будущего императора Франции отказался бежать вместе с вождем корсиканского народа и другими патриотами, прекрасно устроившись при оккупационной администрации. Через несколько месяцев после этого кульбита на свет появился наш герой, прозванный Наполеоном в честь давно забытого святого (впоследствии, уже будучи императором, тезка приложил немало усилий, чтобы исправить эту церковную оплошность). Покуда его отец сутяжничал в качестве советника суда главного островного города, стремясь оттяпать у своих соседей тот или иной кусочек земли, мать Бонапарта, сильная и волевая дочка крупного местного чиновника, подружилась с французским губернатором - и вот, молодой Буонапарте поступает в Бриеннское военное училище. Диковатый, на французский вкус, кадет не сыскал себе множества друзей, но сумел научиться вполне прилично изъясняться на французском языке, хотя и до конца своих дней говорил на нем с сильным итальянским акцентом. Исследователи, особенно из тех, что любят видеть во всем знаки Судьбы, не затрудняются в том, чтобы сыскать многочисленные знамения, будто бы указующие на будущее Наполеона: вот он уговаривает товарищей построить снежную крепость и руководит ее штурмом, вот роет подкоп под стеной училища и вообще демонстрирует способности руководить и направлять. В другой раз кадет, посчитавший что преподаватель обошелся с ним несправедливо, запросто закатил истерику, не желая подвергаться наказанию. В общем, картина с точки зрения обыкновенного человека не самая приятная: мечтательный интроверт с замашками социопата. Но у молодого Наполеона был мощный интеллект, подкупавший преподавателей своей силой: любитель Плутарха и математики явно выделялся среди сверстников.
В 1784 г., в возрасте пятнадцати лет, он переходит в Парижскую военную школу, но это все еще итальянец, а правильнее сказать - корсиканец. Вопреки, а может быть и благодаря, определенной лабильности политической позиции своего отца, Наполеон в этом возрасте был всецело поглощен идеями корсиканской независимости. На события происходившие в столице Франции в 1789-92 гг. он смотрит с презрением отстраненности: генерал Бонапарт поддержал бы короля, но он-то не генерал... а вообще, несколько пушек решили бы все дело. Однако, вскоре от отстраненности не остается и следа - молодого офицера "предала" Корсика и ее вождь. Вернувшийся на остров Наполеон нашел своих многочисленных родственников втянутых в борьбу с возвратившимся Паоли - тем самым лидером корсиканской независимости, которого он буквально боготворил в годы своего невеселого кадетства. Сделать выбор не составило труда - и Наполеон навсегда оставил Корсику, затаив на всю жизнь обиду к отвергнувшему его острову.

Read more... )
watermelon83: (гиф)
- революционная и наполеоновская эпохи (1789-1815). Предыдущая часть, вместе с головой короля, лежит тут.

И через тридцать лет после событий 1789 г. британцы не могли простить "эксцессов революции"


Новый режим - всех режим!
Победа горной фракции Робеспьера довершила начавшийся в 1789 г. процесс - примерно с той же элегантностью, с которой стадо слонов напрочь сносит ставшую не нужной феодальную посудную лавку: торжествующие попросту растоптали старый режим, как юридически, так и физически.
Уничтожение мешающих творить добро ядовитых насекомых (да! да!), всех бывших, явных и потенциальных противников новой власти, вошедшее в историю как эпоха террора, было лишь внешней (но какой) стороной этого процесса. Якобинцы - да, они правили при помощи ужасных методов, но им не удалось бы удержаться, не заручись они, как минимум, сдержанным нейтралитетом большинства населения страны. Их смели бы, рано или поздно - и откуда бы взялись сотни тысяч призывников, позволявших одновременно вести кампании на всех границах и в значительной части департаментов Франции?
Они заключили сделку с крестьянством, которое было крайне туго насчет прав человека и гражданина, но очень хорошо помнило о феодальном праве и бежавших сеньорах. В сущности, действия якобинцев были очень просты (что не отменяет их большой заслуги в понимании этой самой сущности) - полное, безо всяких оговорок и условностей, уничтожение прежних обязательств на селе крестьян и льготные условия выкупа имущества и земли. Все! - ничто так не примиряет население с новой властью, как возможность и право на узаконенный грабеж выгодный передел собственности. Теперь эмигранты могли сколь угодно долго взывать к монархическим чувствам французского народа - вкусное чавканье было им ответом - миллионы крестьян были гарантами того, что старый режим действительно умер и похоронен.
Так революция получила надежную базу для борьбы с внутренними и внешними врагами, а ее армии - надежный источник пополнения, источник которого хватило и Бонапарту, на двадцать лет вперед: как не отдать одного-двух сыновей для такого дела? а вдруг и правда вернутся маршалами, чем черт не шутит?
Можно относительно безболезненно навязать людям почти любое государственное устройство или политический режим, но попробуйте отнять у них хоть что-нибудь "свое" - и потребуется пролить реки крови.

Read more... )
watermelon83: (гиф)
- неаполитанская, при маршале и короле Мюрате, и австрийская. В боях 1812-14 гг.

Во что их ни одень — в красное, синее или зеленое - они все равно побегут, меланхолично сказал о своих солдатах неаполитанский король, которому злая судьба вручила бразды правления в революционную и наполеоновскую эпоху. Маршал Мюрат, ставший вместо брата императора королем Неаполя (брат Жозеф получил повышение в Испанию, мы знаем чем это окончилось, он не был Филиппом) полюбил итальянский характер и чувствовал себя в своей тарелке. Веселый, и не злой (но вспыльчивый и иногда жестокий) король тоже пришелся по душе итальянцам, которые оценили и его удаль, и склонность к театральным эффектам.
Мюрату удалось то, чего не выходило у его неосапинатских неаполитанских предшественников и наследников - он сделал из южан неплохую армию. Не первый сорт, нет, но вполне достойную, а иногда и более того. Конечно, они не достигли уровня грозных создателей это средиземноморской Киевской Руси - викингов, но уже и не были посмешищем, как прежде.
В 1813 г. Мюрат, по совету друзей и жены (сестры Бони) переменил дирекцию и сошелся с австрийцами. Это сначала принесло ему успех и профит, но когда он решил сделать это опять и, внезапно, объединить Италию, то несколько полевых сражений с войсками Франца быстренько расставили все точки над ё. Добрый Мюрат немножко покосплеил бегство Наполеона с Эльбы, а потом был убит вчерашними подданными. По моему скромному мнению, он и Ланн - самые милые из всех маршалов злобноватого императора французов.
Чтобы несколько оттенить яркую красоту неаполитанских мундиров, в пост добавлены скромные, но очень стильные австрийцы - одна из самых красивых армий 14-20 веков, по моему скромному мнению (хе-хе).



Read more... )
watermelon83: (Default)
- революционная и наполеоновская эпохи (1789-1815). Предыдущая часть, вместе с началом новой эры, лежит тут.

- Папа, смотри - король!
- В карете?
- В корзине!



Прежде чем мы обратимся к описанию новых глупостей и ужасов, наступивших во Франции после переворота, необходимо сформулировать несколько тезисов о точках обзора - без этого попросту невозможно двигаться дальше. Мы не ведь не хотим блуждать в потемках исторического процесса? Итак, нам нужен фонарь, нам нужна точка опоры, нам нужна философия.
Как относиться к событиям, в общем называемым Великой Французской революцией? Людям, как правило, не свойственен комплексный подход, а потому каждый видит в этом лишь то, что ему нравится или то, что ему совсем не нравится.
Великая Французская революция - это свобода, равенство, братство; это равные права для всех; это принцип разумности и человечности, положенный в основу устройства человеческого общежития; это борьба с тиранией как принцип; это реакция народа, который как ту пресловутою корову - столетиями дурно кормили, но доить не забывали. Блестящий двор Людовика XIV и кора деревьев для крестьян - вот, что такое Великая Французская революция. Право человека состоявшегося, успешного, образованного выбирать себе цвет штанов без учета того, сколько подтвержденных предков-дворян у него в фамильном древе. Право крестьянина убить зайца, сожравшего его капусту. Право честолюбца занять министерский пост. Право вольнодумца высказаться - обо всем - и право издателя выпустить книжку с этими высказываниями, без опасения отправиться путешествовать как древние.
Великая Французская революция - это власть популистов сначала первого, а потом второго, третьего и четвертого сортов. Это толпы дурно выглядящих мужчин и женщин, уничтожающих себе подобных без малейшей жалости и осознания того, что они делают. Это нетерпимость неофитов новой идеологии ко всему, нетерпимость во сто крат более сильная, чем формулировки абсолютизма при старом режиме. Это право сперва горла, а потом - кулака. Это - война на всех фронтах, война агрессивная и война гражданская, ведущаяся безо всякого сожаления и пощады. Это террор, разорение и голод. Это деградация общественной жизни и государственного устройства, докатившихся в итоге до военной диктатуры - казавшейся прогрессивной на фоне предыдущих событий. Это многие упущенные хорошие возможности и заботливо взлелеянные возможности дурные.

Read more... )
watermelon83: (ирония)
- продолжаем. Памятуя о том погроме, который бонапартовская империя устроила маленькой миролюбивой Пруссии, не удивительно, что страна - действительно занимавшаяся в течении пяти послевоенных лет реформами, а не имитацией - выступила на бой с привычном для германцев сочетанием порыва и организации.
Один из современников хорошо передает дух эпохи - их профессура была готова к войне:

Профессора Берлинского университета образовали свой собственный отряд и ревностно начали обучаться владеть оружием; маленький горбатый Шлейермахер, который едва мог держать пику, стоял на крайнем левом фланге, длинный Савиньи — на правом, живой карапузик Нибур упражнялся до такой степени, что его руки, привыкшие до сих пор только к перу, покрылись большими мозолями; идеологически смелый Фихте появился вооруженным до зубов с 2 пистолетами за широким поясом, волоча за собой палаш; в его передней красовались рыцарские копья и щиты для него и его сына. Старый Шадов предводительствовал отрядом художников, Ифлянд — рыцарями подмостков; наряды и вооружение большинства из них носили средневековый фантастически-театральный характер; появились шишаки и каски, щиты и даже панцири. На месте обучения можно было видеть боевые вооружения Тальбота и Бургундского герцога, Валленштейна и Ричарда Львиное Сердце. Сам Ифлянд появился в панцире и со щитом Орлеанской девы, чем вызвал большую веселость.

Разумеется, дело не только в этом - без 1812 года события 1813 случились бы значительно позднее, через пять или даже десять лет: гадкий Бонапарт зорко следил, чтобы на пространстве бывшей империи не сумела подняться сколько-нибудь сильная ее часть. Австрия 1809 г. напугала его. Итальянец по натуре, он не верил побежденным, опасался немцев и смутно сознавал угрозу, таящуюся в полностью контролировавшейся, как казалось, Пруссии. Но, к счастью для всех, диктатор - как это часто бывает - сам рыл себе могилу, самое позднее с 1808 г.
Безумный план ограниченной политической войны с Россией - с неограниченными военными усилиями - ослабил его в самый критический момент. Строго говоря, несмотря на весь размах поражения в кампании 1812 г., оно, как известно, не было решающим: центры силы Бонапарта не были затронуты войной, его репутация как полководца - по крайней мере на поле боя - тоже сохранилась. Но проблеск надежды, настойчивость русских, перенесших войну в Польшу своими истощенными полками, и смелый порыв одного прусского генерала, превратили чудовищно неудачный поход в стратегическое поражение: Наполеон столкнулся с войной в самой Германии, а не на восточных границах Польши. Этого он уже разрешить не смог, несмотря на все свои таланты.



Read more... )
watermelon83: (Default)
- революционная и наполеоновская эпохи (1789-1815). Предыдущая часть, вместе с пекарем и пекаренком, лежит тут.

Мы - они
1450706892_cce4

Парадоксально, но чем более депутаты Национального собрания сплачивали (своими законами) Францию, тем более она разобщалась и ослаблялась внутренне. Реформаторам еще предстояло открыть, что платой за быстрые и решительные реформы всего и вся является, как правило, кровь. Депутаты проявили неожиданную - для сливок нации - поверхностность во многих вопросах: не сумели поладить с привыкшими к своим особенностям, складывавшимся веками, бывшими провинциями, разделенными ныне на департаменты; предотвратить гражданско-религиозный бунт духовенства; анархию в деревне; панику в городах и - что в итоге оказалось самым смертельным - неуклонный рост влияния крайне левых в столице Франции. Привыкшие бороться с королевской властью - которая, частично, из них же и состояла - и легко ее побеждать, они совсем забыли, что в мире существуют и иные опасности, нежели растерянный король, королева-австриячка и эмигранты-аристократы.
А их число, число беглецов в шпорах, все увеличивалось и увеличивалось. Еще большим оно было в царившем тогда среди передовых французов представлении, являвшимся апокалиптическим: Австрия и другие германские государства переходят границы Франции, приветствуемые и поддерживаемые тем, что впоследствии назовут пятой колонной. Колодцы - отравлены, целые полки подкуплены, а путь вражеским корпусам указывают бывшие офицеры королевской армии! И вот - Мария-Антуанетта на троне, вновь транжирит национальное имущество, а дворяне и попы правят Францией. Нельзя убить дворянского зайца, пожирающего крестьянский урожай, нельзя избирать и быть избранным, нельзя носить в ранце маршальский жезл и безцензурно выпускать собственную газету! но зато надо платить подати и прочие десятины. Страну опять охватил ужас - и надежда, ибо многим иноземные белые мундиры императорских солдат представлялись все-таки значительно меньшим злом нежели родные сине-красные национальные гвардейцы.

Read more... )
watermelon83: (гиф)
- революционная и наполеоновская эпохи (1789-1815). Предыдущая часть, вместе с идеалами монархии, лежит тут.

Революция

Падение старого замка привело к фактическому падению старой монархии - как король может управлять всей Францией, если он не справился с положением в собственной столице? Игра слов, ушедшая в народ - но ведь это бунт! нет, государь, это революция! - не более чем попытка литературно продемонстрировать чем неудавшийся мятеж отличается от победоносного переворота: наружно толпы носящиеся по Парижу были омерзительны - неумные, слишком пафосные и дурно выглядящие - но они, внезапно, оказались сильнее чем вся королевская власть, с ее сотнями тысяч солдат, бюрократией и международным признанием. Короля напрасно уговаривали бежать на восточною границу, в Лотарингию, поближе к спокойной Германии - и уже оттуда повести полки на усмирение. С прозорливостью умного и слишком чувствительного человека, он отчетливо ощущал собственное бессилие одолеть этого нового монстра, французскую нацию - с тысячами глоток и рук, готовящихся разорвать всех оказавшихся на пути. Нет... ни одна капля французской крови не будет пролита по моему приказу - ко времени когда несчастный Людовик выдавил из себя эту фразу, она уже лилась литрами.
Итак, швейцарские и германские войска не перерезали глотки патриотам, как они это, очевидно, собирались сделать, а потому патриоты захватили Париж и носили по нему головы французов на пиках. Революция началась, что дальше? Никто этого не знал, а меньше всех - Людовик. Он поехал в столицу, навстречу монстру, он признал Национальное собрание, он уступил практически во всем. Несостоявшееся министерство реакционеров ушло, толком не придя, а королевскую столицу возглавил один из умеренных мятежников-депутатов (теперь он ездил по мостовым свободного Парижа в роскошной карете - Бастилия штурмовалась не зря!), тонко подметивший произошедшее: население Парижа покорило короля своего. Пока это был лишь ораторский прием, вполне невинный - речь шла о любви верных парижан к своему монарху, бесстрашно вошедшему в городскую ратушу и разделившим с народом радость победы над собственной крепостью. Но эмиграция уже началась - из страны стали уезжать дворяне. Нация была оскорблена этим недоверием в ее милосердие - разве штурм Бастилии не доказал, что месть - привычка присущая только тиранам?
Белый цвет, цвет монархии, органично соединился с красно-синим гербом Парижа, создав известный всем триколор.

Read more... )
watermelon83: (m)
- я даже не знаю, что мне всегда нравится в любой немецкой военной форме/одежде - тот факт, что она немецкая или ее абсолютная красота как явление сугубо объективное? Наверное, немного того, немного другого, как говаривал старик Симпсон. С одной стороны, великий народ априори не может ходить в уродливой форме, с другой стороны, китайцы и индусы тоже не мимокрокодилы, а... впрочем, это уже философия, как-нибудь в другой раз.
Итак, у нас прусская армия 1812-15 гг. Пожалуй самое значимое военное достижение Пруссии в 19 веке, даже на фоне побед 1864-71 гг., которые вообще лучшее и самое ценное в военной истории этого века, и так достаточно богатого на интересные войны. Конечно, кампании Мольтке перевернули страницу военного дела, тогда как походы Блюхера и Гнейзенау, Бюлова, Йорка, Грольмана, Шарнхорста и других выдающихся военных реформаторов следовали, несмотря на их самобытность и оригинальность, в рамках революции произведенной французской революцией 1789 г. Это был, если можно так выразиться (можно, вполне) доведенный до ума галльский почин: хорошо организованные массы, сочетавшие преимущества старой наемной армии и больших чисел, состоящих из призывников. Немцы не только извлекли опыт из революционных и наполеоновских походов, но и пошли значительно дальше, перекинув мостик прямо к серии побед, последующих пятьюдесятью годами позднее - ничего подобного бонапартова школа своим последователям не оставила, не считая избитых истин, известных задолго до появления великого итальянца француза корсиканца на свет. Этим я вовсе не хочу умалить значения первостатейного полководца, коим несомненно был Наполеон, но лишь подчеркиваю тот факт, что теория имеет не меньшее значение чем практика, особенно голая практика без осмысления. Немцы, к слову, дают замечательные примеры армейской подготовки в мирное время, безо всяких малых войн и прочей обкатки, особенно на фоне остальных.
Что же до указанной войны, то этот пример и вовсе требует отдельного изучения, в качестве пособия на тему - как, бедной людьми и деньгами, стране, наполовину оккупированной победителем - победителем враждебным, зорко ищущим повода добить и всемерно ослабляющим побежденного - как ей перестроить свою армию и внутреннее устройство, чтобы в нужный момент на поле боя появилось новое войско, в шесть раз больше дозволенного? и не просто больше, а и несоизмеримо лучше, крепче, опаснее. И все в течении нескольких лет! Да, реформы, выходит, можно проводить по-разному... Мольтке говорил, что они (генералы его эпохи) вели армию только в дни побед, не зная неудач - а те (великие реформаторы) вели к триумфу армию разбитую, почти уничтоженную. А потому заслуживают большей славы. Молчальник был, как всегда, прав. Как и Ленин (в Украине его почему-то не любят), прямо говоривший: учиться, учиться и учиться у немцев надлежащим образом, сукины дети!
В общем, у нас первая часть этой подборки по Кнотелю.

з.ы. кроме того, нельзя не отметить высочайший уровень союзной кооперации, достигнутый российскими и прусскими войсками в ходе этих операций - что-то подобное будет достигнуто лишь в ПМВ, когда германские батальоны и дивизии буквально пронизают собой слабеющие армии Центрального блока. Для указанной же эпохи сотрудничество и вовсе было образцовым - и русские, и прусские войска дрались плечом к плечу, продемонстрировав прекрасные примеры мужества и взаимовыручки. Это, пожалуй, редкий исторический пример искреннего союзничества, особенного удивительного тем, что первые совместные операции Россия и Пруссия провели в провальной войне 1806-07 гг. Тогда прусская армия была, в общем и целом, разбита еще до прихода русских, но даже ее остатки сумели сыграть некоторую роль в операциях 1807 г. - вовремя появившийся на поле боя 10 т. корпус Лестока помог русским завершить сражение при Прейсиш-Эйлау почетной полу-победой. В 1812 г. корпус Йорка и вовсе изменил военно-стратегическое положение - без Пруссии кампания русских войск 1813 г. в Европе попросту бы не состоялась, а без русских пруссаки были бы очевидно задавлены империей Бонапарта. В общем, это был тот случай, когда основы союза были и рациональными, и эмоциональными, что и дало такой чудесный эффект и пример потомству.



Read more... )
watermelon83: (гиф)
- в кампаниях 1812-14 гг. По моему скромному мнению, это была эпоха, когда русские солдаты выглядели ничуть не менее красиво нежели их европейские коллеги по цеху. Даже гадостей никаких русофобских не могу придумать, ну просто первый раз такой - нравится мне эта форма, и все тут.
Поэтому, чтобы придать посту полемический характер и, тык-скыть, заострить, углубить, а потом и расширить, задам вопрос, даже два: следовало ли давать бой при Бородино, и кто в нем победил? Ответы скринятся и будут выбиты на мраморных надгробиях, после того как высказавшиеся почиют в бозе, то бишь склеют ласты, дадут дуба или примут тихую смерть. Вознесутся, короче говоря.
Для атеистов отдельное предложение: гравировка ответа на урне с прахом. В общем, предлагаю обсудить на должном уровне - кому нужен был этот бой, кто одержал тактическую победу и каковы были стратегические последствия всего этого безобразия.



Read more... )
watermelon83: (Default)
- революционная и наполеоновская эпохи (1789-1815).

Prise_de_la_Bastille

Людовик ХVI воссел на французский престол весной 1774 г. А в самом начале 1793 г. французы, до того распевавшие "для любезного народа/счастье – добрый государь", отрезали ему голову. В этот момент народ, известный своей галантностью и, как следствие, дипломатией, уже воевал со значительной частью Европы, готовясь объявить войну остальным. От прежней, многовековой, исторически сложившей и т.д. бурбонской государственной машины не осталось и следа. Люди, по внешности, напоминали прежних, но были - или казались - другими. Миру предстала Республика, вооруженная массовой народной армией, сверхсовременной гильотиной, передовыми идеями свободы, равенства, братства, а также правами человека и гражданина. Для монархической Европы республики были делом привычным и понятным - с ними умели уживаться и договариваться. Даже казни королей республиканцами не были чем-то из ряда вон - бурбонская Франция прекрасно скооперировалась против габсбургской Испании с республиканско-кромвелевской Англией, но такого вулканического сочетания силы и идей в Европе не было уже несколько веков, после гуманистов и Лютера. Французские республиканцы объявили войну всему прежнему мироустройству, от Адама и Евы: вслед за наступавшими армиями оборванцев, шел культ Разума и торжественное высаживание деревьев Свободы. Казалось, будто вместо посмешища времен Семилетней войны, на Европу наступает какая-то новая, неизвестная ранее сила, сила грубая, не знающая компромиссов, не желающая учитывать часовой механизм европейского баланса, сила не уступающая по духу разрушения древним варварам и, одновременно, рядящаяся в античную тогу. Даже время, привычное время прекратило свой отсчет - теперь эти люди, к ужасу остальных могущие залпом выпить бокал аристократической крови, ввели свое летосчисление. Старому миру наступал конец?..

Read more... )
watermelon83: (m)
- фотосессия, предположительно датируемая 1858 г. - империя Наполеона III напоминала о ветеранах Наполеона I. А также о том, что она победила там, где великий император потерпел неудачу.
Считается, что на фотографиях ветераны той самой, легендарной и т.д. армии Наполеона, которые были непобедимы до того как были разбиты и приходили в трепет только при виде врага. Ну, вы знаете, пара слов, оброненных лично Самим, польская кавалерия в Испании, саперы на Березине, Старая гвардия при Ватерлоо, блеск и грохот. Некоторые ветераны выглядят подозрительно молодо, и вообще тут надо разобраться. Но нам эти фото интересны, в первую очередь, формой той эпохи, изображенной не в рисунках, а на снимках.
Подборка достаточна известна, но я хочу чтобы она была в моей коллекции. Приятно видеть мужественных людей.



+ 14 )
watermelon83: (m)
- я решил о чем он будет. Так как я человек основательный, то после ПМВ не могу взяться за меньшее чем революционные и наполеоновские войны. *голосом бабушки-экскурсовода* Мы с вами ознакомимся с причинами упадка французской монархии, ее падением, несчастным походом герцога Брауншвейгского на Париж, революционным потопом, последовавшим за ним, а также за карьерой одного артиллерийского офицера.
Кроме этого, цикл планируется оснастить фирменными авторскими приемами: краткими, но выпуклыми характеристика всего и вся, незлобивым, кротким юмором, а также галломанией. Ну и, разумеется, привычный литературный стиль Кюрбис-Крусте. Этот цикл я думаю кончить аккурат к НГ.
Между ним, так сказать, в процессе, хочу засесть за несколько кратких моментов. Надо записать, чтобы не забыть: переделать заново цикл по редалерту, написать о приключениях брауншвейгцев в России, допилить царей, начать Смуту с годуновщины. Ох, грехи мои тяжкие, где же времени взять?

А пока, папаша и евойный сын, оба Кнотели, покажут нам богомерзкую, простите, победоносную французскую армию 1812 г. Следом пойдут остальные воинства, а потом мы перейдем к кампаниям 1813-15 гг. и закончим, наконец-то, кнотелевскую подборку наполеоники, начатую в 2014 г. Как видите, я ни о чем не забываю.

з.ы. вспомнил! трах-тибидох, испанские короли же лежат, недописанные. Дописать.



+ 29 )
watermelon83: (гиф)
- это вам не сухопутные крысы какие. Моряки плавают долго, склонны к свальному и содомскому грехам, но зато могут неплохо разжиться в военное время, если повезет.
В этой подборке у нас французы, от революции 1789 года до провозглашения Первой империи. То Трафальгара, короче говоря. И, соответственно, англичане, примерно того же времени - люди Нельсона, так сказать. Интересно, что перед революцией французский флот, очевидно, был в самом грозном виде за всю свою историю, включая последующие события. Бурбонский флот имел множество вымпелов, обладал хорошей организационной структурой и материально-технической базой. Французские моряки полезнее питались и хорошо выглядели, а уж корабли у них были намного лучше чем британские. Почему же тогда?.. Да потому.

У британцев была жесткая, может быть даже жестокая дисциплина, но она была, тогда как у французов все шло от случая к случая, от командира к командиру. У англичан было рвение победить, а у французов - не проиграть. У англичан был офицерский корпус, просмоленный, так сказать, закаленный и т.д., а у французов революционная горячка и прочая штурмовщина. А морской офицер это вам не гусар какой, которого на лошадь посадил, саблю дал - и вперед, на картечь во славу императора! Тут годы нужны и сноровка, с мачты не свалиться. Наконец, география - англичане держали французов в блокаде с первых дней войны и весь этот ваш Трафальгар (и до него) был плодом многолетних французских попыток разрешить эту немудреную задачу - собрать свои силы в кулак, из Средиземноморья и Атлантики.
Помимо этого, англичане лучше (чаще) стреляли из пушек, рубились саблями на палубах и быстрее выполняли команды. Их флоты могли годами выдерживать утомительную скуку блокады, но они были в море, они плавали, а галлы гнили на своих стоянках, без опыта и практики. Их адмиралы, за редким исключением, заранее писали оправдание своему разгрому еще в портах, до выхода в море. История морского англо-французского соперничества, начиная с 18 века, это история чудовищных разгромов французов и вялых поражений англичан (два флота сошлись, постреляли и разошлись, корабли целы, французы празднуют стратегическую победу, точка).
Что, разумеется, не мешает отрицать храбрости моряков с обеих сторон. Служить на деревянном корабле, который могут поджечь - то еще удовольствие, я уже молчу о щепке в глаз.



+ 14 )

Profile

watermelon83: (Default)
watermelon83

July 2017

S M T W T F S
      1
2 3 4 5 6 7 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 16th, 2017 09:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios