watermelon83: (гиф)
- очень редко пишу для журнала сейчас, но иногда, по просьбе жены, составляю для ее номеров тот или иной текст из истории медицины. В общем, в цикле людей и микробов прибавление.


JamesBarrry

«Доктор, вы девица?» Этот вопрос вполне мог быть задан генеральному инспектору медицинских заведений армий Британской империи Джеймсу Бэрри, знаменитому врачу и хирургу. Впрочем, на это так никто и не решился – умерший в 1865г. ирландец при жизни отличался крайне неуживчивым характером и был способен вызвать неприятного ему человека на дуэль за гораздо меньшее оскорбление. А тот факт, что субтильный, невысокого роста доктор, вынужденный, для придания себе солидности, подкладывать в плечи мундира вату, был, тем не менее, прекрасным фехтовальщиком и стрелком, окончательно отбивал у желающих охоту отважиться на подобного рода двусмысленность.

И все же давайте представим, что такой вопрос был задан и, главное, – что на него был дан честный ответ, которым стало бы безусловное «да»! Выдающийся хирург, новатор и практик, сумевший достичь высшей медицинской должности в консервативной британской армии XIX века… оказался женщиной. Но давайте начнем сначала.

Read more... )
watermelon83: (te)
- небольшой комментарий к событиям начавшимся 22.06.1941 г.

Ах, я не политик, я другой!

1-38

Прежде чем обратиться к вышеуказанной дате, следует кратко обозначить ряд моментов.

Гитлер, который никогда не скрывал главной своей цели - мальтузиански вынужденного создания огромного, располагавшегося в центре европейского континента и граничившего бы с Азией, арийского (даже не германского, ибо в представлении фюрера немцы были лишь наиболее пригодным инструментом для создания тысячелетнего райха, в котором их ожидало поглощение и растворение в некоем супер-этносе) государства - волею обстоятельств и собственного темперамента принужден был приступить к реализации своей мечты в крайне неблагоприятных условиях.

Как это (идеальные условиях будущего похода) виделось фюреру в середине 20-х (и до середины 30-х)? Германия заключает союз с блистательной Британской империей (даже потом, когда вовсю шла мировая война, Гитлер собирался заселять англичанами Украину) и Италией, образуя мощный европейский (и мировой) блок. Короткая реваншистская война против Франции (не ради жалкого Эльзаса, разумеется, а чтобы обезопасить себя на Западе и отрезать восточно-европейские государства от влияния Парижа), после чего его райх обратится наконец к великому колонизаторско-крестоносному походу на Восток.

Read more... )
watermelon83: (pc)
- запишу, чтобы не забыть помнили пользуясь моим блогирским правом субботы, себе на будущее.

p175i257c4gtu1un2om3je79241

Существует множество общепринятых исторических истин, настолько укоренившихся (в отдельных странах, например), что вытащить их на свет Божий практически нереально. Например, -

1) Известный тезис о том, что наполеоновская Европа, в отличие от гитлеровской, была-де прекрасно работающим механизмом, верно служа императору до тех пор, пока внешние факторы не разрушили ее. Как правило, это сомнительное (но все еще достаточно распространенное утверждение) опирается еще и на сравнение личностей Наполеона и Гитлера, сравнение в котором последний безусловно проигрывает.

Между тем, достаточно лишь немного проснуться, отойдя от бонапартистских грез и, протерев глаза, спросить: а где, собственно говоря, эта прекрасно работающая система Наполеона? Если посмотреть на карьеру генерала - первого консула - императора, то можно убедиться, что всю свою жизнь Бонапарт занимался подавлением восстаний.

Read more... )
watermelon83: (m)
- накануне 20 века (1890-е). Германия у нас представлена Баварией, а Россия ее самым европейским городом - Санкт-пока еще-Петербургом. Фотографии очень красивые и интересные.
Ну, а мы немного (очень кратко) порассуждаем о русско-германских отношениях в контексте неизбежной Третьей Первой мировой войны.

Австро-германский блок, которым нас так часто пугали нас со страниц учебников и научных трудов, на деле не являлся чем-то новым в мировой политике. Вообще-то, немцы и немцы и так были союзниками - императоров, при Священной Римской, а также в постнаполеоновском Германском союзе. Поэтому, когда после побед 1864-71 гг. Берлин и Вена оформляли новое соотношение сил в Центральной Европе, это было лишь оформлением старого, не более того. Сердечность этого союза была не большей чем в славные дни короля Фридриха-Вильгельма I и императора Карла VI.
Следует учитывать тот факт, что германская политика настойчиво зазывала в новый союз Черных орлов Санкт-Петербург, но русские упорно не желали дружить с Веной, предпочитая особые отношения с Берлином. Покуда Бисмарку не нужно было выбирать между двумя императорскими дворами, он умело поддерживал дружбу и с русскими, и с австрийцами.
Наконец, дипломатия Александра II поставила вопрос ребром - если дойдет до войны с Веной, какой будет позиция Германии? Немецкий канцлер дипломатично ответил, что сделает все ради примирения держав, но не сможет допустить уничтожения Австрии. Выбор - навязанный русскими - был озвучен.
Между тем, русско-германские отношения тоже переживали не лучшее время. Пиррова победа в войне с Османской империей 1877-78 гг. всколыхнула панславистские чувства в России. Панславизм давал простые решения на извечные русские проблемы - надо всего лишь объединиться, от Чехии до Якутии и новая нация-исполин определит будущее 20 века.
Дипломатическое поражение (в большей степени надуманное, чем реальное) на Берлинском конгрессе, вызванное австро-английской группировкой, привело к вспышке ненависти к Бисмарку, ошельмованному в качестве предателя. Это было удобно, с пропагандистской точки зрения. И крайне глупо - ведь дружественная Германия страховала Россию от опасностей на западных границах, не говоря уже о теснейших экономических, культурных и т.д. связях.

Покуда Александр II был жив, это охлаждение носило ограниченный характер, но его сын пошел намного дальше.
Если уничтожить Османскую империю без сокрушения Австрии невозможно - пусть будет так. Если за Вену вступается Берлин - что же, заключим союз с Парижем. Быть может Александр III и рассматривал этот новый блок как большой угрожающий маневр, но французский напор быстро снес все ограничения. Если австро-германские союзники попросту ограничивались общими рассуждениями о дружбе, то русско-французское сердечное согласие быстро обзавелось конкретными военными планами - будущий поход армий Самсонова и Реннекампфа в Восточную Пруссию намечался уже тогда.
Любопытны - и в чем-то умилительны - попытки двух императоров (Вильгельма и Николая) разорвать эти узы в дальнейшем. Но время было упущено (кем? когда?) - по сути, в России у немцев не осталось союзников в обществе, кроме императорского двора. Панслависты были против германских государств по умолчанию, либералы видели в союзе с Францией (и Англией) благотворное сближение с демократиями Запада, дальнейшее было делом техники: инерция военного планирования, притяжение больших масс.
Вообще, динамика русско-германских отношений накануне ПМВ буквально дышит обреченностью - война была крайне невыгодна и даже попросту бессмысленна для обеих стран, но они шли к ней, шаг за шагом, шаг за шагом. Робкие попытки остановиться - например, после русско-японской войны - тут же подавлялись общественностью. Николай, заключивший было с немцами что-то вроде союза, скрывал это от своих приближенных как позорную бумажку - и тут же отыграл назад, после того как информация стала расходиться.
Очевидно, монархи переоценили степень своего влияния на ситуацию, самоуспокаивающе надеясь, что до крайностей не дойдет: результатом стал бунт генералов в России и австрийская сверхинициативность (вызванная, отчасти, действиями русской разведки, создавшей - из лучших, разумеется, побуждений - полубандитское сербское государство, со вполне понятными задачами) на Балканах, подставившая Берлин.

Итогом стало идиотское русско-германское побоище, закончившееся унизительными переговорами в Брест-Литовске, где бывшую Российскую империю представляла прекрасная смесь из крайних социалистов, убийц и осколков прежнего режима. Но, и немцам не удалось взять Париж еще раз, а сербское государство значительно расширилось, сразу сделав Балканы стабильным регионом Европы (разве нет?)
Если это было целью царского правительства, то оно своего добилось.

В течении сорока с лишним лет французские правительства вынашивали лишь одну цель - напасть на Германию в момент наиболее удобный для этого. Это намерение, бывшее секретом Полишинеля, нервировало всех германских канцлеров, начиная с Бисмарка. Нет, еще раз повоевать с Францией один на один, немцы были готовы всегда, но теперь французы были аккуратнее и предпочитали разделить холодное блюдо мести в хорошей кампании. И тут, очень кстати, пришлась Россия, обиженная к тому времени на себя и весь мир.
О внутренних ее делах, с террористами-убивцами, мы сейчас умолчим, а о внешних скажем так: Россия сердилась на Англию и Германию, лишивших ее законной добычи в последней русско-турецкой войне 77-78 гг. Было это, разумеется, полной чушью, но национальная, а точнее общественно-славянофильская обида очень хорошо подружилась с французской, пойдя с ней рука об руку. Париж и Петербург с ходу заключили союз, заранее наметив военно-политические планы по разделу Центральной Европы. Франция отдавала России Австрию, а Россия добывала французам Германию. Военные планы, обсужденные тогда же, легли в основу последующих действий в начале ПМВ. Париж жертвовал Австрией, Петербург старым проверенным союзом с "черными орлами", ради химерического союза славян под водительством Романовых. Напомним, что происходило это на фоне непрекращающихся польских смут и более чем десятилетнего расплевывания с Болгарией. Немцы, бывшие тогда для России всем, т.е. буквально всем - от царей, генералов, промышленных изделий до кукол и механических забав (самостоятельно русская промышленность того времени сумела освоить лишь деревянную игрушку "мужик и медведь", приводимую в действие мужиком или медведем, опционально), а также идеологий и прочих наук, были в шоке от такой черной неблагодарности. В прямом смысле: обида была почти что эмоциональной, как в ссоре между некогда близкими людьми. Начались войны печати, таможенных тарифов. Мстительные германцы повысили цены на русское зерно (хлеб был слишком технологически сложным для царизма, она кормила всю Европу зерном), а те в ответ ударили по ввозимым механизмам. Все еще воспринимали это как нечто временное. Австрия - да, враг со времен Крымской кампании, а Германия, что ж - монархистам она друг, а социалистам второе Отечество. Даже славянофилы, кутаясь в необъятные бородищи, говорили о слиянии славянских рек в единое море по германскому образцу. Антагонизма еще не было. А деньги - уже были. Французские банки тихой сапой проникли в империю, мягко направляя ее в нужную сторону. Одну железную дорогу к германским границам, для удобства при развертывании. И еще. И тут. И заказать французское оружие.







Read more... )
watermelon83: (гиф)
- небольшая высокохудожественная подборка. Для начала, традиционно для этой недели, большая цитата из меня, нелюдимого. Но, ах-ах, как же хочется написать большой, свежий русалочный пост! Но нет, сегодня этому не бывать. Этому бывать завтра. А сегодня (для меня - это завтра, потому что я пишу это вчера, для вас) - унылые гуситы, веселые табориты, орава моторизированных крестьян, объевшая Богемское королевство ради... ах, да - я все это уже писал. Кстати, вот еще один повод для опроса: вы за гуситов или... кхе-кхе, нейтральны? На большее, разумеется, я и не рассчитываю - не в коней блог, простите, корм. Смешки в зале, кто-то шепчет - зазнался блогир...

...

Большой (но весьма простительной) ошибкой будет считать, что Гуситские войны это исключительно чешская война с имперской интервенцией. Не совсем так, ведь основным физическим наполнением этих кампаний являлось уничтожение чехов чехами - после каждого победоносного сражения вырезался тот или иной городок. Можно оправдать захват церковного имущества, произведенный при полной поддержке всех участвующих в конфликте сторон, но уничтожение целых городов мы приветствовать не можем никак. По сути это была война чехов с богемцами, сиречь сохранившего язык и обычаи предков сельского населения с принявшими более высокую культуру горожанами, разговаривавшими на немецком. Бюргерам вовсе не улыбалось жить в оторванном от католического мира государстве еретиков, лишавших их имущества и жизней - и они восставали, убивая таборитов при каждом удобном случае. Последние отвечали на это массовой резней, принявшей впоследствии предупредительный характер. В дальнейшем линия фронта сместилась в сторону умеренных и радикалов, став новым витком борьбы, уже между победителями 1420 г.
Увы, совпадение различных факторов - натиск на Европу турок, ослабление Тевтонского ордена, тактическое превосходство многочисленной и хорошо вооруженной (теперь) таборитской армии, - сделало уничтожение радикальных мятежников крайне трудновыполнимой задачей. По справедливости всех их, разумеется, следовало перебить как бешеных собак, но у высших сил свои планы и эта новая Швейцария еще попила немало крови, покуда не выгорела без остатка.

...

Религиозный пыл прикрывал национальные (да, именно так) интересы чехов, совершенно стушевавшихся на фоне германского засилья. Раскол богемской элиты на чешскую и богемско-католическую высвободил тектонические силы таборитов-крестьян. Мелкий дворянин Жижка дал им достойного вождя. Поддержка национально ориентированных горожан - на первых порах - возможности противостоять имперской военной машине. Каких-нибудь сто лет назад из подавили бы не моргнув и глазом, как давили всегда и везде, но теперь фанатичная религия объединила массы, новые технологии дали им оружие, а численность сделала опаснейшим противником. Табориты смогли подняться за счет борьбы имперских властей с умеренными гуситами-чашниками, фактически же, хотя об этом и не говорилось прямо, цели радикалов были далеки от национальных и даже экономических. Возможно, что Жижка и вынашивал что-то более основательное, но у его наследников и подавляющего большинства войска была самая простая, желудочная программа: продолжение паразитического образа жизни за счет ресурсов Богемского королевства. Прекращение войны, на любых условиях, делало их существование бессмысленным, выводя таборитов за рамки существующей социальной лестницы - крестьянским массам, ощутившим невиданных дух всевластия, предлагалось вернуться к земле. Никогда! и табориты сражались истово, упорно. Но, как только их организация потерпела поражение - тысячи идейных бойцов преспокойно стали наемниками, это более соответствовало их действительному настрою чем лозунги о вере. От наемников профессиональных они отличались лишь тем, что, пожалуй, больше любили сам процесс, а не оплату: привольную жизнь воина, казавшуюся им раем. Да и кто бы отказался идти от одной легкой победы к другой, грабить и сжигать ненавистные города? Для остальных это было невыносимо (поэтому имперское воинство неизменно находило себе многочисленных сторонников в каждом походе), но таборитам такая жизнь нравилась.
Покуда речь шла об обороне стратегической и тактической - они были почти неуязвимы. Но попытка поиграть на многих досках сразу привела к прискорбному распылению сил и конечному разгрому. Хотя, конечно, он был неизбежен в любом случае.
Намного понятнее и проще (а потому жизненнее) была программа чашников, попросту устроивших насильственный передел собственности за счет католиков. В этом смысле умеренные гуситы победили, пусть и ценой разорения собственного королевства: амнистия сделала их приобретения окончательными. Случившаяся столетием позже в северной части империи секуляризация во многом основывалась на этом успехе чашников. Им удалось, пусть и не без больших затруднений, выполнить свою программу-минимум. Что же до собственного короля и прочих внешнеполитических игр... скажем так, не вышли весом. Даже в том виде, в каком существовала империя в первой половине 15 века, не могло быть и речи о выходе из под ее влияния. Впрочем, такого рода задачу умеренные гуситы никогда серьезно и не ставили - да, пожалуй, и не могли.



+ 7 )
watermelon83: (ирония)
- которую крутили в кинотеатрах и, не исключено, в телевизорах (да-да). И небольшой бонус. Реклама сделана очень качественно и наглядно демонстрирует известную разницу в уровне жизни - например от такой стеклянной посуды я и сейчас бы не отказался. Как известно, несмотря на широко распространенный миф, Германия достаточно быстро оправилась от поражения в ПМВ - к середине 20-х гг., и уровень жизни граждан Веймарской республики был даже выше чем у их английских или французских соседей по континенту. Поэтому удар великой депрессии был особенно болезнен для немцев - они только-только почувствовали себя лучше после проигранной несправедливо навязанной войны, а тут - опять, да еще и с краха на далекой американской бирже. Удивительно еще - как долго умирающая Веймарская республика сопротивлялась национал-социалистическому движению, так не взявшему свой главный приз галопом, а скорее пробравшемуся в замок власти после упорных осадных работ.
Потом, уже в 30-е, когда широкие социальные инициативы принесли гитлеровскому движению настоящую опору в массах (тот кто думает, что германское население полностью поддерживало своего любимого фюрера до мая 1945 исключительно из-за промытых пропагандой мозгов или страха перед гестапо, тот ничего не понял в национал-социализме и истории вообще), страна вновь смогла поднять голову над уровнем воды.
Тут, конечно, следует сделать несколько отступлений.
Во-первых, совершенно очевидно, что большинство внешнеполитических успехов 30-х гг. были запрограммированы до Гитлера, который, однако, ускорил (быть может даже излишне ускорил, как показал вопрос об английских гарантиях Польше) этот процесс. Основой этих успехов было умелое использование материального и морального факторов: того, что Германия является ведущей державой Европы, без которой стабильное положение невозможно, и разочарования западноевропейских масс, для которых блестящее руководство уходящего 19 века подготовило войну за окончание всех войн - вследствие чего на территории Европы образовались уродливые государства-мутанты, с примитивными режимами и предельно агрессивные. Этот разочаровывающий, с любой стороны, результат говорил сам за себя.
Во-вторых, нет ни малейших сомнений в том, что экономическое возрождение Германии также наступило бы без Гитлера - собственно говоря, любой стоящий народ, способный к труду, может по праву ожидать улучшения своего положения, в той же мере, что и больной человек со здоровой основной - выздоровления. А немцы, безусловно, являются эталоном трудолюбия. Другое дело, что быстрое расчищение политической арены Германии (это можно назвать и деградацией, при желании), осуществленное при Гитлере, сняло все возражения и избавило правящую партию от необходимости тратить время на обсуждения и компромиссы. Это не могло не ускорять всего дела, ведь как известно - любое решение лучше бездействия.
В этом месте надо отметить, что несмотря на громкие призывы о пушках вместо масла и прочих, рассчитанных в первую очередь на внешние круги, грозные заявления, внутренняя политика рейха была завязана на милитаризации экономики намного меньше чем это принято думать. Строго говоря, Гитлер не был связан какой-либо датой, вынуждающей его начать войну или рухнуть под тяжестью экономических проблем, это такой же миф как и заговор паладинов кайзера, решивших устроить мировую бойню, чтобы перестрелять своих социал-демократов. Более того, именно 30-е годы стали временем, когда германское государство вплотную занялось социальными вопросами, в масштабах не виданных в мире со времен Бисмарка, ставшего, как мы знаем, пионером в этом вопросе.
Именно поэтому реклама в Третьем рейхе так красива - люди новой Германии должны были почувствовать улучшения, сегодня, сейчас. Да и дым первых крематориев, варварские законы и политический диктат намного легче не замечать на сытый желудок.
И это, кстати, нормально - для нашего несовершенного мира. Ненормально, когда всего этого (улучшений) нет, а население просит если не дым крематориев, то хотя бы варварских законов и политического диктата. Тут может возникнуть вопрос, не имею ли я ввиду несколько постсоветских стран. И я прямо и решительно отвечу, как принято у меня в блоге, без обиняков и выкрутасов: может быть. Я даже подобрал для этого название, которое мне очень нравится и кажется оригинальным: национал-пауперизм. Неплохо?

Немного соплей: зы и ззы )



Die Feuerprobe (DE 1935) (Werbefilm) from Water Melon83 on Vimeo.



+ 9 )
watermelon83: (Default)
- третий выпуск в нашем цикле о людях и том, что их убивает. Эта пандемия, после "Испанки" и "Юстиниановой чумы", пришла к нам в блог вполне логично, я считаю. Как уже говорил - тема не моя, но, надеюсь что общее представление о событиях я донести сумею. Предыдущая часть (и чума) лежат тут.

Чума убивает только тех, кто ее не любит! Люби чуму, пидор!


Средневековая Европа, 14 век. Уже четверть века бушует война между английским королем, называющим себя королем французским, и королем Франции, скромно ограничивающимся ее пределами. На Британских островах англичане подавляют ирландцев и в очередной раз пытаются усмирить шотландцев, выступающих на любой стороне, лишь бы против ненавистных англичан. На Иберийском полуострове тоже неспокойно, тамошнюю монархию лихорадит: один из сыновей испанского короля беспощадно устраняет соперников на пути к трону. В Италии продолжается борьба между сторонниками находящегося во французской золотой клетке Папы и далекого императора, между князьями церкви и светского мира, между великими торговыми городами, между горожанами бедными и богатыми. В Германии династия Люксембургов залечивает раны, нанесенные империи междоусобицами и великой гогенштауфеновской борьбой с римской курией. На Востоке спустилась тьма. Монгольское нашествие, хлынувшее на мир в начале 13 века, привело к нескончаемым бедствиям: завоеван Китай, погибли процветающие государства Средней Азии, погибла общность славянских княжеств, известная нам как Киевская Русь, жестоко пострадала Польша, Венгрия и мусульмане Ближнего Востока. Нет, не было покоя ни в Европе, ни в мире.
Как будто под стать военно-политическим событиям повела себя и погода. Холода сменили продолжающийся вот уже пять веков теплый климат Евразии: среди причин учеными называются Минимум Вольфа (меньшая солнечная активность) и некоторые проблемы с течением Гольфстрим в Северной Атлантике. Так или иначе, но изменение климата, повлекшее за собой наступившие холода и засухи, сменявшиеся ливнями, привело к голоду и, как сопутствующему фактору - массовой миграции грызунов, прекрасных разносчиков инфекции. Бегство крыс замечательно совпало с бегством людей: если маленькие зверьки уносили ноги исключительно из чувства голода, то люди еще бежали из-за войн и эпидемий.
Относительно массовая миграция на ограниченных пространствах, из сельской местности в города, воздух которых "освобождал" - привела к еще большей скученности среди десятков тысяч европейских городов и городков, насчитывавших от сотни тысяч до пятиста жителей. Там беглецов ждали помои, выливаемые из окон домов, примитивная канализация, питьевая вода из протекавшей неподалеку реки, в которую сбрасывались все городские отбросы и скученность на ограниченных стеной пространствах, среди извилистых узких улочек средневековых городов. Там их ждала "Черная смерть".

Read more... )
watermelon83: (грусть)
- или как крысы повлияли на ход истории. Продолжаю небольшой цикл микробов и людей - тема для меня не очень знакомая, но, надеюсь, общее представление интересующимся даст.

Чума – величайший бич человечества, подарившая свое название одному из библейских всадников Апокалипсиса
Yersinia

Первая половина 6 века. Император византийцев Юстиниан I ведет титаническую борьбу за то, что сейчас назвали бы «восстановлением территориальной целостности Римской империи». Армии Юстиниана сражаются с потомками варваров, завоевавших когда-то Западную Римскую империю, в Италии, Африке, Балканах и по всему Средиземноморью. "Варварские королевства" с трудом сопротивляются первой державе цивилизованного мира того времени, но и продолжателю дела Цезаря приходится нелегко: как известно для войны нужны лишь три вещи - деньги, деньги и еще раз деньги. Империя изнемогала от налогового гнета, безжалостно взимаемого императорскими фискалами...
И тут, в самый разгар борьбы, Византии наносят свой удар... маленькие грызуны, давние враги императорских зернохранилищ и бич всех средневековых городов - крысы. Именно они, судя по всему, дали старт первой из трех известных нам пандемий чумы, охватывавших нашу планету.

Read more... )
watermelon83: (крылья)
- энтузиаст Филипп IV и его полимеры. А флегматик того же имени, числом три, лежит тут.

Архитипичный испанский король (на самом деле нет) смотрит на нас как на еретиков
Philip_IV_of_Spain

У этого короля было все - желание править и желание управлять, мощная держава, спокойно доставшаяся по праву крови, благие намерения и прекрасный первый министр, готовый их реализовывать. Он был здоров, психически и физически, активен и деятелен, знал чего хотел и наглядно, во время правления своего отца, убедился как не надо делать. Его министр и помощник был, одновременно, надежным другом и товарищем - насколько вообще можно употребить это слово для охарактеризования пары испанский король и его валидо - а кроме того, прекрасным государственным деятелем и практиком, современником Ришелье, но без корыстолюбия и ограниченности последнего. И главное, испанскому Ришелье не надо было бороться со слабым королем и его наклонностями, подсовывая очередного фаворита! не надо было проталкивать каждый свой замысел в упорной борьбе - король разделял и идеи, и методы своего валидо. Но - и в этом видна горькая усмешка истории - именно этот министр пал вследствие интриг двора, и именно этот монарх проиграл свою борьбу. Поэтому Ришелье вошел в историю как кардинал, Оливарес как испанский (неудачливый) Ришелье, а Филипп IV, живший в великое время, остался с прозаическим прозвищем Испанского. А это, как мы понимаем, вовсе не одно и то же, что Македонский. Как же это все произошло, ведь немало времени и усилий было потрачено на то, чтобы Испания стала первой державой континента, а ее правитель по праву носил гордое прозвище Король Планеты? Почему герои, предпринимавшие героические усилия в век героев, остались с носом? Давайте же ознакомимся с печальной и поучительной историей Филиппа IV.

Read more... )
watermelon83: (гиф)
- наиболее массовая и смертоносная эпидемия гриппа в истории человечества, унесшая с конца Первой мировой войны по разным данным от 20 до 100 миллионов человек во всем мире. Эти цифры с лихвой перекрывают любую другую пандемию, случившуюся на нашей планете и, хочется верить, никогда не будут превзойдены. Разве, что если будут помирать всякие арабы, негры, азиаты и прочие бесхвостые обезьяны - тогда ладушки, на здоровье!

5HRNH7OSYzw

Для США, вступивших в Первую мировую войну весной 1917 г., развертывание больших, массовых армий было делом новым, а точнее хорошо забытым старым – с Гражданской войны, закончившейся за пятьдесят лет до Мировой. Тем не менее, именно сотен тысяч американских солдат не хватало союзникам на полях Франции, где уже четвертый год войска Антанты не могли пробиться вперед через комбинацию немецких окопов, пулеметов, пушек и колючей проволоки. Америка обязалась выставить одну из самых больших армий в мире, и страна немедленно покрылась военными базами: для государства, чьи вооруженные силы мирного времени насчитывали приблизительно 100 000 человек, это была огромная и сложная задача. Требовалось в короткие сроки превратить миллионы штатских в солдат, готовых отправиться через Атлантический океан для битвы с кайзеровской Германией. Одним из последствий этой подготовки стала концентрация большого количества людей на узких пространствах: будущих солдат сгоняли в полевые лагеря. Тогда опасности такой скученности не придали особого значения – на дворе стоял ХХ век, век прогресса, а глобальные эпидемии казались событиями далекого прошлого или уделом варварских, отсталых регионов планеты, навроде Китая, колониальной Индии, или Африки, с ее злыми обезьянами.
И, тем не менее, по всей видимости, именно из США на планету обрушилась пандемия гриппа, известная как «Испанка» - или Испанский грипп. Как это часто бывало и, несомненно, еще будет в истории человечества, печальная ирония состоит в том, что испанка не имела никакого отношения к южной европейской стране, подарившей название этому вирусу.

Read more... )
watermelon83: (крылья)
- прусский король Фридрих II, как и всегда зимой, проснулся к шести утра, позволив себе поспать на час дольше чем летом. Шел февраль 1743 г., мирная передышка между Первой и Второй Силезскими войнами. Король еще не выиграл битву при Кессельсдорфе и, не заимев прозвища Великий, мог спать спокойно. Вчера он допоздна работал с русскими бумагами, присланными вечным (сидевшим в Петербурге уже почти два десятка лет) прусским послом в России Мардефельдом.
Аксель фон Мардефельд наблюдал как гвардейцы посадили Екатерину I на престол, как возвышался светлейший князь Меншиков, как он пал, после неудачных затей с курляндским герцогством и обручением нового императора-недоросля Петра II со своей дочкой. Посол видел как семейство Долгоруких принялось, после падения Меншикова, писать второй том его глупости, затеяв со стремительно деградировавшим царем-подростком ту же игру... Чуть позже была жалкая попытка завести в империи шведские порядки, порванные, под крики гвардии, кондиции верховников и относительно долгое и стабильное правление суровой Анны Иоанновны. После ее смерти все опять завертелось в хороводе: возвышение фаворита Бирона в регенты, его падение, отставка столпа-фельдмаршала Миниха, краткое правление кроткой регентины Анны Леопольдовны при малютке-царе и патриотическая русская революция цесаревны, ставшей в ноябре 1741 г. императрицей Елизаветой.

Elizabeth_of_Russia_in_cordergardia

Read more... )
watermelon83: (гиф)
- о России, заметьте, только хорошее, как о покойнике. Точнее как о жертве, но мы то знаем как упорно трудились ВКП и ее (б) в борьбе за счастье народное, так что это сторону вопроса обсуждать уже не будем. Лучше вспомним о том, как со времен Петра I зародилась и крепла русско-французская дружба: Париж и Петербург находились в состоянии холодной войны весь осьмнадцатый век, практически без перерыва.

Французские союзники - шведы, османы, поляки - сражались с русскими, хотя не менее справедливым будет сказать, что именно натиск России сближал их с Парижем. Увы, союз с германскими государствами побивал любые французские карты в Польше, что блестяще доказала серия войн, в которых немногочисленные французские военные советники скрещивали шпаги с русскими. Были, впрочем, и почти что прямые столкновения, как например в войне 1733-35 гг., но в целом Париж не обладал особенными военными возможностями в Восточной Европе. Это, в основном, было связанно с его глобальным противостоянием Лондону, делавшим сдерживание России задачей пусть и важной, но второстепенной.
Семилетняя война на время изменила этот расклад, но союз не стал кровным, просто Вена, круто изменившая политику предыдущих лет и заключившая соглашение с французами, притащила на эту вечеринку своих давних русских партнеров. Как только война закончилась противостояние возобновилось. Учитывая послевоенные возможности Бурбонов, все же следует признать, что их сопротивление было достаточно умелым: несмотря на все, русским так и не удалось оседлать византийскую лошадь. Под конец века, когда французская революционная смута казалось бы предоставляла такую возможность, выручили польские союзники, умело переключив все внимание на себя и погибнув. Как говорится, не имей сто рублей, а имей сто друзей!
Милитаристские союзы при Павле и Александре были мертворожденными: Наполеон попросту водил своих коронованных партнеров за носы, исключая их из восточно-европейских дел, где они привыкли играть важнейшую роль, он предоставлял им сомнительную участь борьбы с англичанами на всех фронтах. Павлу это стоило головы, Александр успел сманеврировать и фактически развязал войну 1812 г. В этом (провоцировании конфликта) он встретил полную поддержку у быстро деградировавшего бонапартистского режима, зашедшего во все тупики сразу.
После победы коалиции, Франция вернулась к прежней политике, ситуация откатилась назад, но с большим для галлов уроном: была потеряна Австрия и Польша. Зато фактически исчерпались англо-французские противоречия, хотя Египет продолжал оставаться яблоком раздора. Лишенные средств для борьбы за первое место, французы принялись бороться за второе. Возвращение Бонапартов идеологически парадоксально укрепило дружбу с Англией и французы наконец-то смогли насладиться полной победой, настоящим триумфом: поймав Россию в очередном спазматическом глотке на Восток, они объявили ей войну и выиграли ею, сокрушив заодно и прежний уклад империи Романовых. Эта победа, достигнутая в основном благодаря французской армии, позволила Парижу повести новую, более динамичную политику: французы развязывают короткую войну против Австрии, создавая Италию, влазят в мексиканские дела, пытаются реанимировать Польшу, участвуют в операциях против Китая и вообще идут от победы к победе.
Эта новая воинственность делает англичан осторожнее, они постепенно отходят в сторону: отношения портятся из-за русских и прусских. Лондон не заинтересован в поддержке французских акций в очередной раз восставшей Польше, Париж игнорирует английские интересы на Балтике, фактически не поддержав Лондон в его противостоянии Бисмарку, который вместе с австрийцами устроил датчанам публичную порку. Это предательство, равно как и неприятный исход американских дел, фактически разрывают англо-французский союз.
Разгром 1870-71 гг. и создание Второго рейха предопределил французскую политику на ближайший век. Всё было подчинено идее реванша, за которым должно было последовать расчленение Германии. И вот тут, только теперь, вспыхнула неслыханная любовь к России. Дальнейшее - известно.




Все на баррикады! )
watermelon83: (ирония)
- напрасно говорят, что Первая мировая война не знала и не могла знать веселых историй, подобно войнам прошлого. Дескать в механизированном аду невозможны были повторения картин навроде веселого набега кавалерии Зейдлица на ставку принца Субиза в Семилетнюю войну. Это несправедливо и отдает наивностью. На самом деле, большая война имеет одинаковые черты в любую эпоху и только глупец будет полагать долю пехотинца какой-нибудь наполеоновской эпохи много лучшей нежели у его коллеги в ПМВ. Соответственно, забавные казусы (насколько это выражение вообще уместно в данном контексте) происходили и в эту первую большую войну ХХ века.

Вот что здесь было до советской власти (с)
14.04.15-556cfe19b83357

Read more... )
watermelon83: (ирония)


В 1941–1949 годах в краевом управлении госбезопасности по инициативе начальника второго главного управления П. В. Федотова утвердились провокационные методы агентурно-оперативной работы. В пятидесяти километрах от Хабаровска, близ границы с Маньчжурией, на советской территории был создан ЛЗ, то есть ложный закордон. Он состоял из советской погранзаставы, так называемых “маньчжурского пограничного поста” и “уездной японской миссии”.
Советских граждан, подозреваемых в шпионаже или антисоветской деятельности, работники краевого управления провокационным путем вербовали якобы для посылки за границу с заданием от органов госбезопасности, а затем с целью провокации инсценировали их переход через границу в Маньчжурию.
В действительности они попадали не за границу, а в так называемую “уездную японскую миссию”, где сотрудники НКВД, переодетые в японскую военную форму, под видом белогвардейцев-эмигрантов учиняли допросы с применением мер физического воздействия и добивались от “задержанных” признания “японским властям” об их связи с советской разведкой и даже согласия работать в пользу японской разведки.
После этого их возвращали в район советской погранзаставы, где они арестовывались и отправлялись в Хабаровскую тюрьму.
Таким путем были фальсифицированы дела на сто сорок восемь человек, которые впоследствии оказались осужденными на длительные сроки заключения. Многие бывшие работники Хабаровского управления НКВД-МГБ были исключены из партии и уволены, часть из них понесла строгие партийные наказания.


И действительно, т. Федотова исключили из рядов КПСС, правда не за это и десять лет спустя, но всё же. Это справедливо вообще и несправедливо в частности: нельзя было наказать за такое всех ибо остались бы без органов, но и Федотова обидели зазря, как будто он один был такой.
Это был пример из, так сказать, прошлого - то, что не должно было случиться после устранения перегибов ежовщины. Теперь новости из нашего времени, поехали.

Read more... )
watermelon83: (ирония)
- некоторые размышления.

fItQ5KDxL2E

Как известно (любимое выражение т. Сталина) - стальной генеральный секретарь был человеком осторожным и аккуратным. Именно этот аргумент часто звучит в качестве доказательства того, что СССР никоим образом не готовился первым ударить по Третьему Рейху. Дескать Сталин прекрасно понимал все недостатки РККА в сравнении с вермахтом (и так далее, вплоть до кригсмарине и люфтваффе), поэтому у него и в мыслях не было дерзнуть выйти один на один в бой с этой ужасной машиной. Да и не был он таким рисковым парнем (как Гитлер, добавляют обычно).
А, собственно говоря, почему мы должны верить этому? Мы требуем доказательств. А доказательств-то у них и нету (еще один оборот из копилки т. Сталина). Они хотят превратить генерального секретаря в минерального? в толстовца? в вегетарианца? не дадим им крови т. Сталина!

Read more... )
watermelon83: (грусть)
- можно подвести некоторые (крайне общие и предварительные) итоги, в кавычках. И, разумеется, напомнить о чем весь этот сыр-бор.

86306.jpg

История этого конфликта уходит корнями еще в Античность. Изначальная часть Армении, Карабах попал в Средние века под влияние персов, которые развернули экспансию на Кавказе. Там же они столкнулись с османами и эта борьба, наложившаяся на религиозную нетерпимость суннитов (османы) и шиитов (персы), наложила свою тяжелую длань на весь регион. Армения попала под контроль персов в 4 веке, а 12 столетиями спустя Карабах впервые был выделен в чисто мусульманскую провинцию, став соответствующим ханством. Как водится, военная элита состояла из мусульман, а армяне-христиане составили крестьянскую массу. В самом начале 19 века ханство перешло к русским, а спустя несколько лет - и вовсе исчезло, превратившись в провинцию империи. К 20 веку в Карабахе насчитывалось 230 т. будущих азербайджанцев и 170 т. армян.
Уже во время революции 1905-06 гг. татары (азербайджанцы) и армяне убивали друг друга, сражаясь за землю которую они считали своей. Было разрушено до трех сотен поселений и убито до десяти тысяч человек. Русские власти, как обычно бывало в трудных ситуациях, самоустранились, а то и вовсе негласно поддерживали простых татар против слишком умных армяшек, среди которых уже во всю работали социалистические и националистические движения, запрещенные в империи. Процесс русско-армянского антагонизма начался еще в 80-е годы 19 века, но сейчас подробно мы останавливаться на нем не будем. Вкратце укажем, что русские власти опасались негласного создания армянского государства у них под боком и пытались потеснить армян, в большем числе оказавшихся среди местных чиновников и капиталистов (в прямом смысле). Как правило считается, что во время этой бойни со стороны армян шла борьба на уровне тайных организаций, тогда как азербайджанцы действовали толпой, почувствовавшей разрешение на разбой и грабеж. В любом случае, истоки современной войны и азербайджано-армянской ненависти, раскаленной до бела, происходят именно с тех времен.

Read more... )
watermelon83: (pc)
- и его бабы. Да, а что вы хотите - пятница. У меня этот пост может уже как неделю задуман, да руки не доходили. Я, может, уже и забыл какие они были, любовницы этого короля в черном! Поэтому, заканчиваем рабочую неделю ими.

Карл II - сильный король и настоящий мужик



Карл II Стюарт - фигура неоднозначная. Вообще, говоря о судьбе этого английского монарха, очень хочется поднять серьезные темы: такие, например, как то, почему зачастую правители ого-го, а народ у них - козел и чмо, как в данном случае. Или о том, как меняется восприятие истории при более пристальном наблюдении. Нам свойственно упрощать (и не только в этом, к слову), поэтому - вы же знаете это известную шутливую загадку? О том, что если бы на современных демократических выборах соревновались биографии Черчилля и Гитлера (до 1933 г.), то победил бы последний? Да - вы, именно вы, проголосовали бы за фронтовика, ветерана, зожевца и патриота, предпочтя его авантюристу, аристократу и человеку безжалостно посылавшему на смерть сотни тысяч простых солдат. Подобными историям полна... история, да. Собственно говоря, она из них и состоит, поэтому каждое поколение и набивает себе шишки вполне самостоятельно. Впрочем, мы начинаем отходить от темы.
Что мы знаем о Карле? Немногие вспомнят лишь скитания по Европе после казни его коронованного отца Кромвелем, чудесную Реставрацию Монка, несколько не очень удачных войн с Нидерландами, борьбу парламентаризма и королевской власти в последние годы, да принятие католичества перед самой кончиной. В общем - жил-был, помер-шмомер. Вырисовывается образ не очень умного человека, пытавшегося остановить колесо истории, пенсионера французского короля-солнце, да противника религиозной свободы собственного народа. Правление Карла кажется затянувшимся промежутком между старой елизаветинской Англией, с ее пиратами-адмиралами и новой, грозной Великобританией, Вильгельма Оранского и ганноверской династией, царствующей по сей день. Это несправедливо.
Карл действительно был католиком, в душе - вы бы тоже им стали, поверьте. Протестантские секты, заполонившие Англию в 17 веке, смотрятся отвратительно и сегодня, то мракобесие, что творилось там тогда вам и не представить. Чистой воды фундаментализм и король, который боролся - не за отмену, нет, а за свободу вероисповедания для всех - являет собой трагическую фигуру религиозного Дон Кихота посреди вопящей и плюющейся толпы. Можно вспомнить как давили на молодого и только, что вернувшегося в Англию короля те, кто еще вчера присягал кромвелевской республике - именно они являлись инициаторы всех репрессивных действий после реставрации монархии. В общем, большинство из вышеуказанных пунктов расхождения короля с магистралью исторического процесса из школьного учебника, кажется не столь однозначной при более внимательном изучении. Карл был сильным королем, его любили в народе - и не случайно. Он дал Англии то, что нужно - но не смог дать всего чего хотел, увы.

Но, мы же собрались не для этого, верно? Итак, к бабам. Король, судя по всему, был очень силен как мужчина. По крайней мере так говорили тогда - и друзья, и враги. Рано созревший и до тридцати лет находившийся в изгнании, он привык черпать источник сил в женщинах, так что история королевского двора Карла - это история романов, разной степени длительности и страстности. В качестве общих моментов, связывающих его похождения воедино, можно заметить, что король предпочитал женщин с характером, но любил (дольше всех) тех у кого он был покладист. Такое, к слову, распространенное противоречие. Не был, в основном, ревнив, так что большинство его фавориток свободно рожали от мужей и не только. Устраивал всех детей, да и вообще любил их - благо официальный брак с португальской королевой был бездетен. Вообще, король был по-человечески симпатичен - рука не поднимается назвать его двор блядским, скорее уместнее будет употребить такие эпитеты как веселый и свингующий. И, да - чувственная сторона отношений влекла его намного больше остального, он был, так сказать, кобель или тот бык, из анекдота, что покрывает все стадо.
С одной стороны - католический разврат, а с другой - ну, все же лучше чем гнусавые псалмы пуритан. Кстати, именно в его правление мужчины перестали играть женские роли в театрах, отдав эту трудную партию женщинам. Ладно, давайте уже сделаем то ради чего мы тут собрались - залезайте под кат.

+ кутеж и угар )
watermelon83: (pc)
- в том, что никакого секрета нет. Разве что... как родиться красивой и чувственной женщиной (даю отгадку - под знаком Тельца, например, а не Девы)? Впрочем, красивых и чувственных все-таки больше нежели удачливых, так что стоит немного разобраться с биографией нашей героини, прежде чем мы перейдем к главному мифу ее жизни - гибели по вине британской короны.


Эмма Лайон родилась в графстве Чешир, в семье кузнеца, 26 апреля 1765 г. Как известно, отец умер вскоре после ее рождения, так что покуда мама добывала хлеб насущный, Эмма воспитывалась в доме у бабушки, с прицелом на карьеру няни или ее помощницы. В 1779 г. мать устраивает ее в Лондон, где она занимается примерно тем же: работает служанкой в доме одного композитора и театрала. Примерно в тоже время происходит первый сознательный выбор Эммы - она бросает работу и переселяется в один элитный лондонский бордель, для сливок общества. Очевидно, что уже в этом возрасте будущая леди Гамильтон обладала необходимыми данными, чтобы выделиться среди сонмища лондонских проституток, перепрыгнув через несколько ступенек карьеры типичной девушки легкого поведения из провинции. Наконец, вспоминая старый анекдот: вы знаете - повезло...
Среди ее клиентов были приятели самого принца Уэльского, но уже тогда Эмма была штучным товаром - на конвейере она никогда не стояла. Между 1779 и 1782 гг. она успела побывать в роли служительницы Храма Здоровья и Девственности, демонстрируя бездетным и прочим парам прелести Большого Небесного Ложа за очень хорошие деньги. Нечто среднее между порнографией и эпатажем. Именно в это время она начала становиться известной: картинки демонстрации ложа начинают расходиться по Англии. В общем, подобного рода известность, пусть и скандальная, была достаточной для того, чтобы окончательно порвать с карьерой элитной проститутки и встать на широкие рельсы элитной содержанки. И все это, заметим, к 17 годам. Многие девушки в наше время могут похвастаться подобным благоразумием?


Read more... )
watermelon83: (pc)
- увы. Ловлю себя на мысли, что так многое хочется написать - и почти ничего не успеваю. Зато я покоен на счет старости, главное не впасть в маразм. Собственно ради этого все и делается. Ну, хоть что-то успеваю - и слава Богу.

Потомки! Идите нахуй, у нас ничего не было - это вам не Дом-2, как бы говорят нам высокопоставленные курортники
107732868_1

Так вот, если бы я писал сценарий к кинофильму о Бисмарке в разрезе мелодрамы, то выбрал бы лето 1862 г., юг Франции, Биарриц. Полос Пруссии, Отто фон Бисмарк отправился туда отдохнуть от треволнений начавшихся для него с весны. Он вплотную подошел к заветному посту министр-президента, но периоды надежд сменялись отчаянием. Король, не говоря уже о дворе или общественности, его не хотел. Либералы считали его консерватором и противником германского объединения, консерваторы не верили в его монархические и общенемецкие чувства. Бисмарка лоббировал только министр обороны фон Роон и сама ситуация бюджетного кризиса между короной и законодательной властью. Его отправили в Париж, после тяжелой службы в России, осмотреться и ждать назначения на главный пост - наверное или авось, как он любил писать на полях после службы в Санкт-Петербурге, где тамошние врачи чуть не отрезали ему ногу. Обосновавшийся в Париже налегке, без семьи и привычных вещей, он жил в ожидании телеграммы, которая все никак не приходила. В этом состоянии он и поехал в Биарриц.

Read more... )
watermelon83: (pc)
- наши украинские Фермопилы. В свое время, в школьные годы, я дал такую трактовку своему однокласснику Т., для его сочинения - без особой мысли, исключительно ради красного словца и оценки. Фермопилы, спартанцы - вы понимаете. Теперь Т. - сепаратист и сторонник ЛНР. В свое время он пытался заселить РФ по плану Путина, поехав за какими-то мифическими земельными наделами на Дальнем Востоке, но не преуспел и вернулся в Луганск аккурат за несколько лет до известных событий. Можно сказать, принес русскую весну на кончиках своих сапог. Далее было участие в референдуме и прочие достославные события.
Тут, видимо, есть и моя вина, отчасти. Наверное, стоило тогда рассказать о Крутах кое-что еще. Девяносто восемь лет прошло с того боя, волею судеб и пропаганды ставшего известным.



Read more... )

Profile

watermelon83: (Default)
watermelon83

October 2017

S M T W T F S
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 1112 1314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 24th, 2017 11:10 am
Powered by Dreamwidth Studios